Мне коллеги – как родственники

Фото: www.belpravda.ru
  • Личный художник генсека
    В моей квартире на самом видном почетном месте небольшая, форматом в машинописный лист картина в неокрашенной деревянной раме с гнездами сучков. Солнечный день... Осенний лес в шитом золотом праздничном уборе… Полянка с пожухшей травой и двумя будто что-то обсуждающими говорливыми сороками… На обороте каллиграфическим почерком выведено: «Доброму человеку – на добрую память. 14 марта 1983 года».
    Мне довелось побывать во многих отечественных и зарубежных именитых картинных галереях, в которых представлены шедевры живописцев. Полюбуешься, повосхищаешься, позавидуешь таланту мастеров. Но это любование какое-то отстраненное, поверхностное, как любование красивой женщиной, случайно встреченной на улице. Бросил взгляд, отметил изящные формы и забыл.
    А картина золотой осени всегда в душе. Не потому, конечно, что «шедевральнее» всех шедевров. И не потому, разумеется, что на ней лестная надпись. А потому, что ее автор – художник «Белгородской правды» Василий Иванович Лебедев, с которым связаны многие годы совместной работы. Скромнее, совестливее, добрее человека не встречал.
    Без его участия не могла выйти ни одна газета. Фотографии, как правило, были неидеальными для печати. Фотошопов и прочих современных ухищрений не имелось, и Василию Ивановичу каждый снимок приходилось прихорашивать: причесывать героев, принаряжать их, убирать второстепенные детали. Работа кропотливая, тонкая, требующая терпения.
    Терпения у Василия Ивановича хватало. Особенно тогда, когда надо было готовить к публикации официальные фотоматериалы о съездах КПСС, партийных конференциях, пленумах ЦК партии, заседаниях Политбюро ЦК КПСС, о встречах руководителей партии и государства с рабочими и колхозниками, с иностранными делегациями. Приходили они из Москвы по фототелеграфу и назывались литерными, то есть подлежащими обязательной публикации. Получали их, как правило, к концу рабочего дня, а то и за полночь, и были они, мягко говоря, не очень качественными из-за несовершенства передающих устройств.
    – Василий Иванович, выручай, – следовала редакторская просьба.
    Поздняя ночь. Согнувшись над столом и вооружившись цилиндрической лупой, Василий Иванович колдует буквально над каждой фигурой. Иногда час, иногда два, а то и более. Выручает! Вокруг редакционный люд: редактор, заместитель редактора, ответственный секретарь, заместитель ответственного секретаря, курьер, водитель – словом, все, кто причастен к выпуску номера. Смотрят, затаив дыхание. Из типографии каждые десять минут нетерпеливые звонки: когда вы там этот снимок родите, петухи уже зарю пропели! Наконец вздох облегчения:
    – Ну ты, Василий Иванович, и мастер! Ты ж его, – указывают на генсековскую фигуру, – заново нарисовал.
    Василию Ивановичу жмут руку – действительно выручил! Не беда, что газета выйдет лишь под утро с нарушением всех графиков. Главное – выйдет!
    Однажды он попросил помочь организовать в редакции выставку работ. Развесили на стенах десятки написанных маслом пейзажей, этюдов, выполненных пером, портретов в карандаше. Чувствовалось, что автор как бы обнажал перед зрителем душу.
    – Василий Иванович, когда успел? Завидуем! – говорили коллеги.
    А Василий Иванович, потупив взор:
    – Да вот получилось как-то….
    Все картины после выставки он подарил сотрудникам газеты.
    В те времена в редакции работало немало участников Великой Оте-чественной войны. Василия Ивановича я почему-то к ним не причислял. Орденских планок он не носил и о войне не рассказывал. Но в какой-то юбилейный победный день пришел на работу в праздничном костюме с иконостасом наград. Обнимаю. Говорю:
    – Извини, Василий Иванович, даже не подозревал, что и вам довелось хлебнуть фронтового лиха.
    – Было дело, было, – отвечал так, будто уличил его в чем-то неблаговидном.
    Потом часто, когда канитель с выпуском номера подходила к концу, просил его рассказать о военных буднях. Многое подзабылось. Лишь один эпизод врезался в память. Рота шла в атаку по ровному, как стол, припорошенному ранним снежком полю. Навстречу, с высотки, кинжальный огонь. Красноармеец Лебедев заметил впереди небольшой камень. Подумал: «Добегу, лягу за укрытие, осмотрюсь…». Но сосед оказался проворнее, укрытие досталось ему. Василий Иванович пробежал вперед метров тридцать и тоже распластался на земле. Слышит сзади разрыв мины. Оглянулся: ни камня, ни солдата. Лишь дымящаяся от разрыва яма. И тогда особенно ясно понял мой коллега, что самое надежное укрытие – вражеские окопы. Поднялся солдат – а за ним все остальные – и вновь под пули и снаряды. Высотка была взята.
    Когда меня редколлегия продвигала по службе, Василий Иванович подходил одним из первых, жал руку, но приговаривал:
    – Не спешил бы ты, Алексей, в начальники, понимаешь ли. Наберись опыта. Надувать руководящие щеки можно научиться быстро. Только радости от надутых щек не будет ни тебе, ни людям.
    Прав, ох как прав был мой наставник! К сожалению, осознается это только со временем.

    Лёгкость рифм – его стихия
    Редакционный художественно-оформительский цех состоял из двух человек. Люди в нем, естественно, менялись. Одно оставалось неизменным: это были люди даровитые, разносторонние. В их числе и Дмитрий Акимович Маматов. Война покуражилась и над ним, мальчонкой из-под Прохоровки. После войны работал в колхозе на волах, на тракторе прицепщиком, грузчиком в меловой артели. Окончил летное училище, служил в Приморье, где занимался в художественной студии Дома офицеров. Какой волной его прибило к редакции, не знаю. Да и работал он в газете недолго. Но свой след оставил. Высок, плечист, розовощек, молчалив. Голубые, по-детски доверчивые глаза. Иногда, и не без основания, мне казалась, что обязанности ретушера его особо не прельщают – вынужденное, отнимающее время дело, которым приходилось заниматься ради заработка. А вот по поэтической дорожке он хаживал с большим удовольствием. Его эпиграммы на коллег подкупали хлесткостью и тут же расходились в народ. Он не сочинял их, они рождались экспромтом. Как и все стихи. Вчитайтесь:
    Тихо с ветки слетела сова,
    Чуть боярышник темный качнулся,
    Я от мыслей тяжелых очнулся,
    Словно чьи-то услышал слова.
    Села птица, красою маня,
    Как в оправе серебряной ваза,
    И сковали гипнозом меня
    Два прекрасных
    таинственных глаза.
    Друг на друга глядим наяву
    В ликовании красного лета:
    С восхищеньем – поэт на сову.
    И с презреньем – сова на поэта.
    Несколько штрихов – и вся картина перед вами. Дмитрий Акимович иронизировал по поводу свой персоны не только в стихах. Он, зная о своих потаенных грешках, будто сожалел о них и «сигнализировал» окружающим: не обольщайтесь, я не ангел. Ангелом он действительно не был. Но вот поучиться чуткости к слову у него было не грех. И мы, молодая поросль редакции, нередко ерничая над поэтом, ставшим впоследствии членом Союза писателей страны, учились его изящному выражению мысли, облаченной во вроде обыденные, простенькие, непоэтические слова.

    Соловьёв, певец Оскола
    Учились не только у него. Вячеслав Васильевич Соловьев почти полвека провел на одном посту – собственного корреспондента «Белгородской правды». Рискну предположить, что этот стаж уникален не только для областной, но и для
    отечественной журналистики. В Белгороде ему предлагали хлеба посытнее – не соблазнился. Говорил, будто отрезал, – не мое! Для меня он – белгородский Песков. Такой же сдержанный, без вычурностей слог, такая же жизненная манера, такая же увлеченность природой. Многие подготовленные Соловьевым очерки, статьи, корреспонденции были резонансными, но особенно памятна оскольская эпопея.
    Наш собственный корреспондент буквально исследовал каждый километр Оскола, проплыв на лодке от его истоков до границы с Харьковской областью. Родилась серия материалов о бедах самой большой водной артерии области. На областном уровне были приняты масштабные решения. Один человек развернул махину предприятий, организаций, контор, областных и районных управлений и отделов, местных Советов и направил ее на спасение реки. Один!
    Журналистика в наши молодые времена была коварна тем, что ты постоянно находился между молотом и наковальней. Газете необходимы острые, проблемные материалы, только тогда она могла заинтересовать читателей. Да и обком партии, облисполком тоже требовали остроты в публикациях. Часто называли и адреса критики. Приедешь же на место, а тебе едва ли не в глаза: критикан, желчегон, щелкопер! То есть объясняли твою позицию не «производственной необходимостью»
    (как сейчас: ничего личного, бизнес есть бизнес), а свойствами вздорного, неуживчивого характера. На этой почве не раз возникали конфликты, доходившие до высоких областных инстанций. Вячеслава Васильевича они не касались. Не потому, что не критиковал. А потому, что хорошо знал людей своего «куста», а люди в свою очередь хорошо знали нашего собкора. Понимали: ради красного словца он ершиться не будет. Значит, действительно недоработали, недосмотрели.
    В этом убедился, когда во время жатвы проводили с ним рейд по Ровеньскому району. Прилетел в Ровеньки на рейсовом кукурузнике рано, а Вячеслав Васильевич уже там. Целый день мотались по полям. И нигде – косого взгляда. Собкор доставал из недр памяти такие цифры и факты, что любой председатель понимал: он – не критикан. Он – коллега, советчик. Поздно вечером вернулись в гостиницу, наскоро поужинали и легли спать. Рано утром, часов в пять, будит меня: вставай, изнеженный собрат по перу. Вот напишем статью (его любимое словцо) – будешь братом. Часам к девяти наше совместное творение было продиктовано по телефону стенографистке. В Белгород возвратился вечером.
    Смотрю, а материал уже в полосе.
    Тот рейд был для меня хорошим уроком. Уроком журналистики не с надменным лицом непогрешимого гуру, стремящегося во что бы то ни стало осудить, а с лицом человека, стремящегося рассудить и помочь. Не тешу себя надеждой, что Вячеслав Васильевич зачислил меня в «штат» своих братьев. Но его в «штат» своих братьев, братьев по перу, я зачислил.

    Служили два товарища – Вашкевич и Крупа
    Заместителя редактора газеты Григория Даниловича Крупу можно, пожалуй, причислить к крестным отцам. Влился я в среду газетчиков не без влияния «Белгородки». У бабушки моей уже в молодые годы на ноге открылась рана. Никто из местных врачей помочь не смог. Сыпала в рану толченый стрептоцид, обматывала ногу немыслимым количеством тряпья, чтобы, не дай бог, не застудить, и ходила, сгорбившись и прихрамывая. Кто-то надоумил ее написать в «Белгородскую правду». Помогло! Из области пришел пакет с дивной, только что освоенной импортной мазью. Помню даже ее название – фторокорт. Тюбика хватило, чтобы мучившая годами рана зарубцевалась. Тогда-то я и решил, что моя стезя – журналистика. Благородное дело!
    На четвертом курсе Казанского университета меня направили на практику в редакцию областной газеты «Зоря Полтавщины». Поезд в Харьков прибыл рано, до отправки состава в Полтаву был целый день. Я решил посмотреть Белгород, укоряя себя в том, что ни разу не был в областном центре, хотя сам – белгородских корней. Город понравился с первого взгляда, рождая ощущение умиротворенности, домашнего уюта. Заглянул и в редакцию, располагавшуюся тогда на первом этаже обкома партии. Была суббота. Навстречу по темному коридору шел высокий седоватый мужчина. Приветливый взгляд. Густые брови. Усы, как у Тараса Бульбы. Не усы – усищи. Поинтересовался, зачем пожаловал. Рассказал ему о причинах неурочного визита.
    – Я родом с Полтавы. «Зоря Полтавщины» выходит на украинском языке. Если украинский не знаете, делать в Полтаве нечего. Можете пройти практику в нашей газете. Предлагаю как заместитель редактора, – сказал он.
    Предложение пришлось по душе. Три месяца практики пролетели быст-ро. Не знаю, чем приглянулся редактору и его заму, но в Казань уехал с просьбой направить меня в «Белгородскую правду». После окончания университета комиссия, распределявшая нас, выпускников, по местам службы, решила, что я принесу больше пользы, если начну карьеру в партийной газете одного из крупных приволжских регионов. Я уперся. Диалог был коротким. Вызывают в кабинет, где заседала комиссия, спрашивают:
    – Ну что, подумали?
    – Подумал.
    – Поедете?
    – Только в Белгород.
    – Плохо думали. Еще подумайте.
    Минут через двадцать вновь приглашение в кабинет.
    – Ну что, подумали?
    – Подумал.
    – Поедете?
    – Только в Белгород.
    – Плохо думали. Еще подумайте.
    И так раз пять–шесть. Был бы я членом партии, со мной разговаривали бы по-другому. А так какой с меня спрос? Наконец председатель комиссии, проректор университета, заявил:
    – Черт с ним, упрямцем, пусть едет в свой Белгород. Но в этом выпускнике видны все недостатки нашей воспитательной работы. Ему, видите ли, область нравится. Да мало ли что нравится? Работать надо там, куда посылают. На государственные деньги учился.
    До сих пор не могу определенно сказать, был ли я прав. Да, учился на государственные деньги. Но ведь в Белгород ехал не за варениками с вишней, не на тещины блины, а тоже пахать газетную ниву. Можно ли возделывать ее с душой, если все, что тебя окружает, не по душе?
    Как бы там ни было, но благодаря Григорию Даниловичу я получил постоянную прописку в «Белгородской правде» и проработал в газете четвертую часть жизни. Ведь мог же он сказать пару дежурных слов при встрече, и отправился бы я в Полтаву. Не сказал. Сделал все, чтобы помочь.
    Григорий Данилович и редактор газеты Никанор Никанорович Вашкевич были друг другу под стать. Участники войны. Три брата Никанора Никаноровича не вернулись с фронта. Редактора снаряд помиловал, отхватив часть ступни. Ходил с трудом, припадая на одну ногу в ортопедическом ботинке. Григория Даниловича, ополченца, тоже настигла вражеская пуля, но тоже помиловала. Процитирую строки из его фронтового дневника:
    «7 августа 1941 года.
    Вот я услышал и увидел, что такое война. Вместе с бойцами первого полка был в бою. В нашу роту прибежал пожилой ополченец Ровенский, бывший полиграфист. Командир полка прислал его с запиской, в которой приказывал повернуть левый фланг и сбросить врага в Днепр.
    Немцы укрепились на одной из высот. Заметив, что обходим их с фланга, они кинулись на наш отряд. Мы пошли в штыковую. Бой длился около часа. Несмотря на то что мы имели численное превосходство, пришлось отойти, поскольку фашисты имели поддержку артиллерии и пулеметов. Мы вооружены только винтовками….
    Моей главной задачей было собрать материал на очередной номер газеты «Народный ополченец». Но кроме карандаша и блокнота больше пришлось действовать винтовкой и гранатами».
    К винтовке и гранатам ему, газетчику, доводилось прибегать не раз. Дошел до Берлина. После войны судьба забросила на Сахалин. С 1954-го, года образования области, рядовой Вашкевич и подполковник Крупа формировали новый облик газеты, газеты областного масштаба. Из песни слова не выкинешь: наша редакционная молодая элита, бывало, подтрунивала над ветеранами: хорошие люди, но не публицисты. Молодость, опьяненная своими талантами, зачастую иллюзорными, всегда беспощадна, категорична, жестока при оценке работ коллег. Впрочем, ни Вашкевич, ни Крупа классиков редакционной публицистики плечами не расталкивали. У них была другая задача. Именно тогда, когда у штурвала редакции находились «не публицисты», из гнезда «Белгородской правды», оперившись, в высокие инстанции поднялось наибольшее количество коллег. Одни стали государственными и партийными деятелями, другие возглавили солидные центральные и областные средства массовой информации, третьи приглянулись обкому и облисполкому, четвертые влились в писательскую среду. Думаю, если бы областные газеты соревновались по этому показателю, то «Белгородская правда» была бы в числе лидеров. Да и орден газета заслужила при них. Как ни крути, а получается, что дуэт в течение почти четверти века достойно вел редакцию по безбрежному жизненному морю, не опасаясь ни штормов, ни рифов.
    Никанор Никанорович иногда наставлял: «Доверяй, но проверяй». Белорус, он произносил фразу с белорусским акцентом «Довера’й, но провера’й». А в личном плане, душевно все-таки акцентировался на доверии. Не видел его рассерженным, гневным, размахивающим админист-ративной дубинкой. Хотя ситуации иной раз складывались непростые. Однажды газета вышла с крупным материалом, ошибка в котором превращала слово «хунвейбины» (китайские молодые радикалы, похожие на нынешних украинских правосеков) в непечатное. Представляете, к чему она могла привести в то время? Утром редактор собрал коллектив, сказал:
    – Товарищи, мы сегодня опозорились на всю страну и область. Меня, безусловно, накажут. А я накажу всех, кто ошибку проворонил. Не обижайтесь.
     Часа через два поступило распоряжение – собраться в актовом зале обкома партии. Шли за наказанием, а были награждены аплодисментами. В это время в области работала группа сотрудников аппарата ЦК КПСС. В таких случаях собирали партийный актив, и руководитель группы информировал собравшихся о положении в стране и в мире. Не была нарушена традиция и на сей раз. Когда ответственный работник ЦК дошел до Китая, до «хунвейбинов», он взял нашу газету в руки и, демонстрируя залу, сказал: «Белгородская правда» в сегодняшнем номере допустила ошибку в слове «хунвейбины». Но по сути она назвала их правильно». Тогда-то и раздались смех и аплодисменты.
    Теперь представьте: не будь Никанор Никанорович выдержанным, он бы еще утром издал приказ: этого уволить, этого уволить, этому объявить строгий выговор и пошел бы в обком докладывать о принятых мерах. Да начал бы каяться: ошибку мы допустили международного масштаба. Виновные – Сидоров и Петров – с сегодняшнего дня в газете не работают. Глядишь, и выхлопотал бы себе индульгенцию.
    Вашкевич хлопотать за себя не мог по характеру. Виновных, конечно, наказали, но после актива – по щадящему варианту. Мол, с кем не бывает – дерганый номер. Из-за литерных столичных материалов несколько раз переверстывали полосы. Позднее бдение над газетой измотало корректоров, метранпажей и всю редакторскую рать. Бывает. Но к бдительности призвал всех. Говорил: в нашем деле даже одна запятая, поставленная не к месту, может перечеркнуть многолетнюю работу всего коллектива.

    «Не только у земных царей шутом,
    Но даже у небесного не стану»

    Сергей Николаевич Жданов, заведующий отделом советской работы и быта, тоже не раз втолковывал эту истину. Узнав, что меня направили в его отдел, некоторые молодые коллеги сочувственно вздыхали: «Да-а-а, не повезло тебе, старик». Основания для сочувствия были. Каждый отдел специализировался на чем-то одном: сельском хозяйстве, промышленности, партийной жизни, культуре. А наш должен был готовить материалы о работе Советов депутатов трудящихся всех уровней и их исполнительных комитетов, рассказывать о деятельности милиции, судов, прокуратуры, писать о бытовом, жилищно-коммунальном, торговом обслуживании. Плюс ко всему – выпускать ежемесячную страницу природы «Дубравушка». Да еще сражаться с пьянством и алкоголизмом. Тема эта сегодня вызывает улыбку, а тогда ее курировали на самом верху. А кому сражаться, если в отделе два человека: начальник да его зеленый помощник? Но именно благодаря шефу работал в отделе с удовольствием. Основную часть материалов он брал на себя, давая возможность осмот-реться, понять, что к чему. Старался, чтобы я, неопытный пловец, не захлебнулся в водовороте оперативных, срочных заданий. Для меня любая тема была капризна и свое-нравна, как избалованная барышня. Обольщать ее приходилось днями и ночами. Иногда ухаживания затягивались и не приводили к взаимности. Но ни разу наставник не упрекнул меня в затянувшемся флирте с корреспонденцией или очерком. Поддерживал как мог. Давал уроки, которые, быть может, важнее, чем красивое плетение словесной вязи.
    Как-то подарил сборник стихов воронежского поэта Владимира Гордейчева, своего друга и земляка (оба выходцы из Касторенского района Курской области). Читая сборник, натолкнулся на поэтическую фразу, отчеркнутую карандашом:
    Вся наша знатность –
    в слове о простом,
    Что высказано не по уставу:
    «Не только у земных царей шутом,
    Но даже у небесного не стану…».
    У шефа эта черта характера проступала с ранних лет, не в поэтически гиперболизированном, конечно, виде. Его не раз спрашивали, как стал филологом-журналистом. Вроде бы прямая дорога вела в сельхозинститут, на агронома или инженера-механика. Отвечал, что по складу ума он больше, конечно, технарь, чем гуманитарий. Но на выпускных экзаменах в школе ему, претенденту на медаль, за сочинение поставили «четверку». Как ни пытался узнать, какую ошибку допустил, не узнал. Решил доказать учителям и себе, что не лыком шит. Подал документы на историко-филологический факультет Воронежского университета. Конкурс огромный, но – поступил!
    Проступала эта черта характера и в редакционной сутолоке. Однажды моему шефу поручили написать отчет о праздновании Первомая в областном центре. Чтобы подготовить отчет в номер, надо было раздобыть сценарий празднества. Звонит одному партийному руководителю, второму, третьему, пятому – безрезультатно. Набирает номер второго секретаря горкома партии, человека властного, жесткого, влиятельного. Разговор постепенно накаляется до повышенных тонов. В диалоге двух высоких договаривающихся сторон засквозила ненормативная лексика.
    – Не получите вы сценарий. Ни сегодня, ни завтра, – слышу раздраженный голос собеседника шефа. А затем последовали равнодушные телефонные гудки – на том конце провода бросили трубку.
    «Ах, Сергей Николаевич, Сергей Николаевич, – думаю, – не сносить тебе бедовой головушки». Но… Минут через двадцать прибегает взмыленный горкомовский курьер и едва ли не торжественно вручает злополучный сценарий.
    А недели полторы спустя заглянул в наш кабинет и горкомовский обидчик.
    – Извини, – сказал, протягивая руку начальнику, – с утра завели. И ты не вовремя позвонил. Не сдержался. Давай жить дружно.
    – Давайте, – хохотнул Сергей Николаевич, – по сценарию дружбы.
    – Дружить по сценарию – все равно что холодные щи хлебать, – услышал в ответ. – Давай просто дружить.
    Расстались если не друзьями, то единомышленниками.
    Отдав газете почти два десятка лет, по семейным обстоятельствам шеф вынужден был уехать в Воронеж и трудился в «Коммуне». Заслуженный работник культуры. Автор нескольких книг, немало страниц в которых посвящено «Белгородской правде».
    Его «трон» прочили мне. Прощаясь, сказал:
    – Помнишь разговор про сценарий? Не забывай, пригодится!
    Пригодилось. И не раз. Подготовил серию материалов о торговле. Но не с традиционной в таких случаях точки зрения покупателя, а с точки зрения продавца. Руководство редакции вначале их не одобрило. В пору всеобщего дефицита реноме у работников прилавка было незавидное.
    – Да этих торгашей без суда и следствия лет на пять сажай каждого, еще и спасибо скажут, – говорили мне. – А ты им осанну поешь. Кто нас поймет?
    Пришлось отстаивать свою позицию. С трудом, но отстоял. Правда, без нормативной лексики. Цикл материалов опубликовали. Журнал «Журналист» откликнулся статьей «Точка зрения на торговую точку». Получил областную журналистскую премию. От премии не осталось и следа. А вот диплом сохранился. Натолкнешься на него в семейном архиве, и поплывут воспоминания о редакции, согревая душу и сердце. Это к вопросу о том, что предпочтительнее: материальное или моральное поощрение. И к вопросу о том, что в нашем деле важнее – журналистская настырность или спокойные райские кущи обыденности.

    Помню всех поимённо
    Вспоминаю давний анекдот. У грузина спросили, разбирается ли он в людях.
    – Конечно, – ответил тот. – Все очень и очень просто: кто ко мне хорошо относится, тот и хороший человек.
    Работая над материалом, я не руководствовался этим ущербным принципом. Помню всех поименно. С другой стороны, писать о газете «вообще» тоже ведь не резон. Лично пережитое всегда искреннее и всегда точнее, чем кем-то рассказанное или где-то прочитанное. Поэтому без авторских пристрастий не обошлось. Может быть, кое-где чрезмерных. Но как без пристрастий писать о людях, вместе с которыми довелось и медком журналистики насладиться, и попробовать дегтя газетной поденщины? Мне коллеги – как родственники. И те, о ком рассказал, и те, о ком рассказать хотелось бы.

    Автор: 

    А. МАНАЕВ, бывший заместитель редактора «Белгородской правды», государственный советник Российской Федерации I класса, кандидат исторических наук.

     
    По теме
    В Белгороде подвели итоги регионального творческого конкурса «Мой отчий край» - Belnovosti.Ru Лауреатами конкурса, приуроченного к 65-летию образования Белгородской области, стали 40 школьников региона, сообщили в пресс-службе департамента образования Белгородской области.
    19.06.2018
     
    Редакция газеты «Слово коммуниста» продолжает серию материалов из книги «Советское Солнце» с воспоминаниями белгородцев о днях своей комсомольской юности.
    19.06.2018
    Субсидии на реализацию социально значимых проектов получат 28 некоммерческих организаций Белгородской области.
    19.06.2018
    Ветеран Главного управления МЧС России по Белгородской области принял участие в фотовыставке  «Герои среди нас» - МЧС Белгородской области Межрегиональный межотраслевой профессиональный союз «Правда» инициировал создание уникальной фотовыставки о героях  Белгородчины  под  символичным названием - «Герои среди нас».
    19.06.2018
     
    Диалог поколений - Газета Наш Белгород Школа, воспитавшая героев ►  Ветеранов культуры города и коллектив школы № 19 связывают крепкие узы дружбы .
    16.06.2018
    Церемония награждения победителей и призеров регионального конкурса СМИ по безопасности дорожного движения «Зеленая волна» состоялась 15 июня в выставочно-конгрессном комплексе «Белэкспоцентр».
    15.06.2018
     
    Профсоюз «Правда» и белгородская «Юнармия» отметили двухлетие военно-патриотического движения* - Fonar.Tv Профсоюз «Правда» активно поддерживает движение «Юнармия» с первых дней его создания Два года назад по инициативе министра обороны РФ Сергея Шойгу было создано всероссийское военно-патриотическое общественное движение
    15.06.2018
    Александр Скляров и Дарья Анискина - Мир Белогорья «Мир Белогорья» взял первую премию конкурса СМИ «Зеленая волна – 2018» Фото: пресс-центр Белгородской областной думыВ Белгороде подвели итоги конкурса СМИ по безопасности движения «Зеленая волна – 2018».
    15.06.2018
     
     
    Лучшие в России. Белгородские студентки стали лидерами на конкурсе молодежных проектов и получили заслуженный грант.
    13.06.2018
     
    JPG Файл - УМВД по Белгородской области «В преддверии Дня России сотрудники пресс-служб территориальных органов МВД России подготовили викторину "Моя полиция - моя Россия" - «фотовопросы» из самых интересных и красивых мест, расположенных в разных субъектах РФ.
    12.06.2018
    Студенты БУКЭП – призеры конкурса, организованного Избирательной комиссией Белгородской области - БУКЭП 7 июня в зале Ученого совета НИУ «БелГу» прошла церемония награждения победителей и призеров ежегодного областного конкурса на лучшую работу по вопросам избирательного права и избирательного процесса,
    08.06.2018
    ОМВД России по Красногвардейскому району разыскивается пропавший без вести Масловский Евгений Иванович, 20.01.1976 года рождения, житель села Лазареново.
    20.06.2018 УМВД по Белгородской области
    ► Причины происшествий на дороге бывают разные, но самая безрассудная, с тяжелыми последствиями - это управление автомобилем в состоянии опьянения.
    16.06.2018 Газета Наш Белгород
    ►58-летний житель областного центра сообщил в полицию, что стал жертвой обмана.
    25.05.2018 Газета Наш Белгород
    Белгородцев познакомят с «Поэзией цвета» - Belnovosti.Ru Юбилейная выставка в честь 60-летия члена Союза художников России Александра Геннадьевича Филиппова начнёт свою работу 25 июня в холле 3-го этажа Белгородского художественного музея, сообщили в БГХМ.
    20.06.2018 Belnovosti.Ru
    Новый проект под открытым небом стал местом притяжения горожан ► Инициаторы «Арт-суббот» на Белгородском Арбате исходили из того, что не все белгородцы имеют возможность посещать музеи, художественные и фотогалереи.
    16.06.2018 Газета Наш Белгород
    Филармония завершила 51-й концертный сезон ► Яркую музыкальную точку поставило выступление народного артиста России Даниила Крамера.
    16.06.2018 Газета Наш Белгород
    Выставка «Булавин» открылась в музее-мастерской Станислава Косенкова ► В экспозиции представлено 12 работ белгородского художника Олега Булавина.
    16.06.2018 Газета Наш Белгород
    Шебекинские партийцы приняли участие в закрытии областной Спартакиады по легкой атлетике - Единая Россия 17 июня в рамках партпроекта «Здоровое будущее» активисты Шебекинского Местного отделения Партии «Единая Россия» приняли участие в закрытии областной Спартакиады среди команд муниципальных образований и городских округов
    20.06.2018 Единая Россия
    В Белгороде пройдет международный открытый чемпионат по спидкубингу - Vbelgorode.Com 7 - 8 июля в г. Белгороде при поддержке ПАО "Ростелеком" пройдет ежегодный международный открытый чемпионат по спидкубингу White City Cubing 2018, проводимый под эгидой Всемирной Ассоциации кубика (WCA).
    19.06.2018 Vbelgorode.Com
    ► На мультимедийномму экране, который установлен на берегу Везёлки, будут транслироваться все матчи с участием сборной России по футболу.
    16.06.2018 Газета Наш Белгород
    Команда УМВД Белгорода в товарищеском матче уступила старооскольцам ►  На   лавном  стадионе   областного  центра   прошел  товарищеский   матч между   полицейскими  Белгорода   и   Старого  Оскола .
    15.06.2018 Газета Наш Белгород
    Белгородское УФАС России рассмотрело  жалобу ООО «Электросвязь» на положения документации при проведении электронного аукциона на выполнение работ по строительству сетей наружного освещения автомобильной дороги «Белгород
    20.06.2018 УФАС